В 1929 году австриец Джек Буртшеет вырезал доску из фанеры, прикрепил ее к ногам конскими вожжами. Правда спустился он с горы или нет, остается неизвестным. Первые борды сильно отличались один от другого по размеру, форме и материалам и даже по способу компоновки этих самых материалов. Однако если отбросить косметические и производственные детали, выяснится, что дизайн нынешних сноубордов по-прежнему основан на концепциях первых пионеров нового вида спорта. Никаких серьезных изменений в эволюции бордов не было до проекта Тома Симса в 1963г. Его первый сноуборд мало чем отличался от доски с коньками, приспособленными для скольжения по снегу. На дизайн бордов Симса повлияло его увлечение серфингом. Кое-кто может возразить, но большинство согласится с тем, что все началось со Snurfer’а. В 1965г. отец заметил, как дочка пытается стоя на санках скатиться с горы. Изобретательный отец Шерман Поппен отправился в гараж, нашел детские горные лыжи, сцепил их вместе, положил на них резиновый коврик и прикрепил к переду веревку - «для управления». Новый снаряд был чуть длиннее, но примерно равен по ширине первому «скиборду» Симса - он стал прямым предшественником раннего сноуборда Бертона. Езда на Snurfer’е была сродни стоянию на тобоггане. Свои новые санки он подарил дочке Уэнди на Рождество 1965, и лицо зимы изменилось навсегда. В 1966г. Snurfer дебютировал в качестве первого промышленно производимого сноуборда. Как гласила первая реклама «Катание на Snurfer’е классическая зимняя альтернатива. Настоящая сенсация в зимнем спортивном инвентаре. Новая перспектива получить кайф от катания с гор. За последующие десять лет через магазины детских и спортивных товаров было продано несколько сотен тысяч Snurfer’ов (слово составлено из двух Snow и Surfer - снег и серфингист; условно"Снегосерфер".) По мере выхода серфинга на серьезные общепризнанные позиции и по мере нарастания увлечения скейтбордом в конце 60х - начале 70х гг. все больше людей захватывала идея серфинга по снегу. Эта эра ознанована появлением двух основных типов сноубордов. Можно оспаривать право Snurfer’а на первенство в этой области, потому что технически это не был сноуборд (у него не было креплений), но именно его форма вдохновила всех остальных. Первым бордом Джейка Бертона Карпентера был Snurfer. 14 лет спустя он основал Burton Snowboards и оттюнинговал Snurfer. Это полностью относится и к основателю Winterstick Дмитрие Миловичу, предложившему в 1970г. второй основной оригинальный дизайн сноуборда. Winterstick’и шли от концепции доски для серфинга с намеком на принцип лыж. Милович запатентовал свое изобретение в 71г., а через год на рынке появились первые доски ручной работы. Эти борды очень отличались от Snurfer’а и в них явно было заметно влияние серфа. Ранние сноуборды имели сердцевину из прессованного пенопласта в оболочке из стекловолокна, почти как обычный серф. Сверхширокий нос и расщепленный ласточкин хвост делали Winterstick почти идеальным в легком пушистом снегу и придавали ему очень естественную способность «писать дугу». Желобки снизу повышали качество маневра на пушистом снегу. Имелись также металлические канты - эволюционная ошибка, т.к. канты на мягком снегу ничего не дают. Следующие 15 лет металлические канты на сноубордах не появляются.и В 1969г. очертаниями доски для серфинга вдохновился Боб Уэбер - Skiboard. Упор на место для ног привел Уэбера к мысли о креплениях - следующий этап в эволюции сноуборда. В итоге он все же запатентовал свое изобретение в 1972г. В начале 70-х сноубордисты пожинали плоды своих удач. Snurfer был признан повсеместно вслед за началом повального увлечения скейтбордом. Winterstick попал в журнал Powder и Newsweek. Пика своей эволюции сноуборд достиг снова только в 1977г. В этом году Симс дебютировал со своим первым промышленно выпускаемым бордом Flying Yellow Banana (Летающий желтый банан) из штампованного пластика с деревянным верхом от скейтборда Lonnie Toft (Лонни Тофт). Дифферент креплений у Банана был очень невелик, т.к. Симс доверил разработку креплений другим. Первые сноубордисты пользовались креплением из двух кривых кусков пластика Sky Hooks (Небесные крючки) или традиционным лыжным креплением для монолыжи. Спортсмены часто вставляли блоки между декой и фланцем борда для фиксации изгиба. В том же 1977г. уроки труда одной средней школы стали базой для пионера сноубординга. Майк Олсен сделал доску из «березы и луана, горизонтально ламинированных (ламинация - процесс наложения слоев; здесь горизонтальное склеивание слоев при производстве сложных композитных материалов, - Е.Ч.) вместе» (по словам Олсена). Он вырезал носовую часть, прикрепил старые Sky Hook’и, прикрутил какие-то металлические полосы по краям и стал ждать снега. Ничего эволюционного в этом пока не было. Это были первые шаги нового сноубордиста, который потом изменит лицо спорта своим Lib Tech и Mervin Manufacturing. Опять же в 1977г. Джейк Бертон Карпентер перебрался в Вермонт и всерьез принялся за разработку модели на основе Snurfer - чем он собственно и занимался все 70-е гг. Его эксперименты с материалами и моделями в конце концов станут отражением большой части эволюции сноуборда до его нынешнего состояния, в т.ч. и тупиковых направлений. Первые борды Бертона изготавливались из горизонтально ламинированного твердого клена с резиновым ковриком сверху. Они очень напоминали Snurfer за исключением длинных металлических окантовок с боков. В 1978г. серфингист, плотник и дизайнер Чак Барфут работал на Симса, который вместе с Бобом Уэбером обратился к нему с просьбой построить прототип сноуборда. Этот борд основывался на комбинации предыдущих досок Уэбера и Симса, а равно и на Winterstick Миловича. У него был широкий «ласточкин хвост», одно крепление из резиновой ленты и полиэтиленовая скользящая поверхность. Длиной в пять с половиной футов (167см), четырнадцать дюймов шириной (36 см), с V-образным низом с желобком с каждой стороны, небольшим подъемом и гибкой фибергласовой окантовкой ручной доводки борд разрабатывался исключительно для пушистого снега. Эти сноуборды разительно отличались от Бертоновской версии для Восточного побережья США из-за различий в качестве снега - Симс проверял свои разработки в Тахо (Калифорния), а Бертон на жестком снегу Северо-Востока. Различие в отношении к сноуборду в этих двух регионах отразилось и на эволюции дизайна. Почти сразу лагерь Бертона на Восточном Побережье зацепился за консервативную модель, а Симс на Западном предлагал спортсменам версии, навеянные серфингом и коньками, стараясь сразу раздвинуть рамки моделирования. К 1980г. несколько фирм и множество энтузиастов экспериментировало в области разработки сноубордов. Хотя сноуборд получил признание в качестве достойной альтернативы горным лыжам, горнолыжные курорты стойко держались за лыжи. Основное влияние на сноуборд по-прежнему оказывали серфы (обычный и винд). Основная масса сноубордов представляла собой пенопласт в стекловолокне, с окантовкой, V-образным основанием с желобками. Говоря по правде, это были модели скорее для воды, чем для снега, но пришло время полностью переменить дизайн сноуборда и поклонники катания на снежных волнах сделали это под влиянием коньков.
К 1980 году сноубординг имел статус общенационального увлечения. Несколько журналов, увлекающихся серфингом и коньками, стали печатать статьи о сноубординге и оборудовании для него. К 1986г. произошел всплеск популярности сноуборда. Родилась современная индустрия сноубординга. Организованная конкуренция, новые и заимствованные материалы, инновационные разработки и отдельные новаторы придали всему этому большое ускорение. Первые официальные соревнования по сноубордингу прошли на курорте Ски Купер в г.Ледвилль (Колорадо). Этот съезд выдающихся мастеров катания на сноуборде и представителей фирм стал катализатором множества полезных идей. Возможно именно здесь впервые сноубордисты получили право воспользоваться подъемниками. Однако важнее всего было то, что «появилась арена для будущих соревнований», как сказал один из первых участников Джефф Грелл. Тем временем Пол Грейвс вел подготовку к первому общенациональному состязанию по сноуборду. Грейвс стоял практически у истоков промышленного выпуска Snurfer’а и считается отцом любительских соревнований по сноубордингу. Соревнования на Snurfer’е устраивались еще в 1968г. и были по-своему очень серьезными, но стоит упомянуть о двух событиях, имевших место на соревнованиях Snurfer 1979: Джейк Бертон Карпентер появился на своем варианте Snurfer’а - одном из своих первых сноубордов. Это было также первое соревнование по сноуборду с привлечением коммерческих спонсоров и национальным освещением в средствах массовой информации. Грейвс понял важность этих двух моментов как факторов организации более крупных состязаний и следующие два года отдал продвижению идеи нового крупного национального соревнования по этому виду спорта. Первый Национальный чемпионат по сноусерфингу проводился в феврале 1982г. недалеко от Вудстока, штат Вермонт на лыжном курорте Суисайд Сикс. Впервые участники соревнований со всей страны, включая Джейка Бертона Карпентера и Тома Симса, состязались друг с другом в четко оговоренных дисциплинахвременных рамках. Основным этапом был спуск под названием Фейс (лицо), вызывающий страх у большинства катающихся одним только видом. Так как навык спуска был еще далек от совершенства и доски не особо хорошо слушались своих хозяев главной целью было уцелеть. В 1983г. за организацию чемпионата взялся Бертон. Он переместил его в Страттон в том же Вермонте и переименовал в Национальный чемпионат по сноубордингу. Вскоре после того Том Симс вернулся в Калифорнию и представил публике Всемирный чемпионат по сноубордингу на лыжном курорте Сода-Спрингз на озере Тахо. Городская свалка Тахо-Сити была местом рождения халфпайпа, а поэтому было естественно, что соревнования пройдут именно здесь. К тому моменту имелось два национальных чемпионата - на Восточном побережье у Бертона, и на Западном у Симса, и один мировой. Появилось соперничество компаний, положительно отразившееся на состязаниях и конструкциях досок. Это здоровое соревнование толкнуло развитие сноуборда в нужном направлении. Гонка велась на предмет раздвижения границ дизайна доски. Winterstick уже в середине 70-х делал борды с основанием Р-tex. Бертон использовал Р-tex для прототипа в 1980г., но предложил их к промышленному использованию только к 83-84 гг. Но и тогда они были доступны только в модели Competition Performer. Это был первый из дизайн-концептов и материалов, заимствованных у индустрии горных лыж, что выглядит как ирония судьбы, если вспомнить презрение производителей горных лыж к сноуборду и тот факт, что сноубордисты не хотели иметь с лыжами ничего общего. Однако необходимо отметить, многие из лучших перемен в конструкции досок родились напрямую от горных лыж после ряда ориентированных на серф кружных путей эволюции. На чемпионате мира в 1983 Том Симс выиграл с большим преимуществом из-за того, что у него были металлические канты-поребрики. Это был первый шаг в нужном направлении - замена навеянных серфом направляющих, на металлические канты. Однако модели с металлическим кантом дебютировали у Симса и Бертона только в 1985г - кант вытеснил бесполезные направляющие и стал новым стандартом сноуборда. Несмотря на очевидные достоинства металлического канта управляемость все же сильно не дотягивала. Простое ременное крепление на подъеме на типовых досках было недостаточным и некоторые спортсмены добавляли крепление на мысках ботинок. Потом Джефф Грелл изобрел высокое пяточное крепление. Первые серийные крепления появились в 1983г. Грелл начал работать с Симсом: переделал его первоначальный дизайн и помог ему запустить его первые высокие крепления в 1985г. По мере нарастания увлечения сноубордом и эволюции досок на новый спорт обратили внимание бывалые горнолыжники. Многие сменили вид горных катаний. И Крис Сандерс и Майк Олсен - оба горнолыжники перешедшие на сноуборд и запустившие собственные сноубордовые компании. Сандерс стартовал со своей Avalanche Snowboards в 1983, а Олсен в 84г. с Gnu Snowboards. Оба они известны тем, что улучшили показатели бордов, применив технологии горных лыж. Avalanche уже производил прогрессивные модели с вертикальной ламинацией досок с деревянной сердцевиной по принципу конструкции горных лыж, а Симс и Бертон все еще экспериментировали с пенопластовой сердцевиной и горизонтальным наложением слоев, как в серфах. Сандерс позаимствовал прогиб доски от горной лыжи примерно равной длины, что позволило равномерно распределить давление на лыжу и дать толчок ездоку для нового поворота. Прогиб был важным этапом для сноуборда, теперь он есть на всех сноубордах.
К 85 году все было на месте: основание из P-tex с металлическими кантами вместо стекловолоконных направляющих, высокие пяточные крепления вместо ремня на подъеме стопы и хорошая талия. Оставался вопрос, где стоять на доске. Доски Олсена и Сандерса были относительно отцентрованы, а вот Бертон и Симс делали упор на смещение к хвосту. Крепление сдвинулось к центру только в 1987г. когда Barfoot представил первый борд для фристайла с двойным креплением. В конце 80-х по стране стали появляться одна за другой компании, производящие сноуборды, т.к. основные изменения в конструкции на тот момент уже были сделаны. Спорт и индустрия вокруг него значительно усилились. Сноубордистов становилось все больше и горнолыжные территории вынуждены были учитывать, что не только горнолыжники пользуются склонами. Самые дальновидные разрешили сноубордистам пользоваться своими подъемниками и наняли инструкторов по сноубордингу. Молодой спорт перешел на другой этап, началась новая глава в его истории. И все же потребуется несколько лет, и только к 1990г. сноубординг станет общепризнанным и равноправным братом горных лыж, а производители горных лыж соизволят включиться в игру. Тогда и только тогда сноубординг станет таким, каким мы знаем его сейчас.
С выходом на сноуборд-сцену маститых горнолыжных фирм начались эксперименты с автоматическим горнолыжным креплением для досок. Эти крепления до сих пор мучаются болезнями роста, какими мучался сам сноуборд в начале своей спортивной карьеры. По примерным оценкам специалистов в этой области, девяносто процентов профессионалов до сих пор пользуется комбинацией ремень/мягкий ботинок. Постоянно растет число сноубордистов за счет горнолыжников, которые хотят попробовать себя в новом спорте вместе или вместо обычного традиционного катания с гор. Изначально горнолыжники относились к сноуборду с откровенным интересом. Постепенно с возникновением «нормы» - непослушных, буйных подростков на сноубордах - они стали считать себя ущемленными. Индустрия горных лыж приняла защитные меры, а сноубордисты только радовались своей исключительности и спешили закрепить стереотипы. Сейчас все изменяется. Ключ к взаимодействию и пониманию среди тех, кто катается с гор, - общение. Сегодня отказ допустить на свои склоны сноуборд среди горнолыжных курортов считается вопиющим, а ведь не так давно катание на лыжных склонах было привилегией тех, кто ведет себя очень хорошо. Незаконное пользование подъемниками было в порядке вещей. По сравнению с 7% курортов, не пускавших сноуборд к себе в 1985г, на сегодня осталось только пять «закрытых» курортов: Мэд Ривер Гленн, штат Вермонт, Алта и Дир Вэлли, штат Юта, Таос Ски Вэлли, штат Нью-Мексико, и Аспен в Колорадо.
В сезоне 1997-98 гг. число любителей сноуборда в США перевалило за 4 миллионаи он остается самым интенсивно растущим спортом (за сезон 98-99 год прирост составил 33%) Сноубординг больше не ассоциируется с приходом новых людей. Небольшой приток молодых людей обязателен и имеется ежегодно, но все больше меняется демографическая структура в сноубординге. Рассасывается границы «мы-они» с горнолыжниками. У обычного отдыхающего горнолыжника гораздо меньше времени на склоне, тогда как сноуборд интересней и катающиеся на нем проводят на склонах больше времени с большей пользой. В будущем сноубординг ждет только успех. C 1998 (Олимпиады в Нагано) сноуборд признан олимпийским видом спорта.Как известно, наши спортсмены в нем не участвовали не прошли олимпийский отбор. Дело в том, что в этом виде спорта сейчас уже существует две федерации : Любительская и Профессиональная. Так вот конкуренты на период Олимпиады объединились и “распилили” снежный склон пополам: в каждой дисциплине на старт допускалось лишь по 15 спортсменов от каждой федерации. В число 15 любителей наши пока не входят. В профессионалах вообще никого нет. Впрочем, большинству болельщиков довольно зрелищные соревнования сноубордистов запомнились не столько борьбой за медали, а…допинговым скандалом вокруг канадского участника. У него в результате допингтеста была обнаружена марихуана. Но президент МОК Самаранч решил это, разрастающееся как снежный ком, дело быстро замять. Почему? Одна из версий звучит довольно интересно: сноуборд не что иное, как новая молодежная “тусовка” в горах. А какой же “снежный хиппи” без сигареты с “травкой” в зубах…С такими аргументами категорически не соглашаются японские эксперты. Помимо чисто моральных аргументов о несовместимости спорта и наркотиков, они приводят и специальные выкладки. Известный исследовательдопингов профессор Токийского университета Сигзаки Муто, например, заявляет, что марихуана вполне может сыграть особую роль в сноубординге, который отличается повышенным риском и требует от спортсмена умения перешагнуть через “барьер” страха. “Марихуана искусственно снимает беспокойство и напряжение, создает специфический синдром “человека, которому море по колено”,- утверждает эксперт.-Именно поэтому ее в полной мере можно считать допингом, ставящим других спортсменов в неравные условия”. Напомним, что на Олимпиаде в Нагано были розыграны четыре комплекта медалей: слалом-гигант и хаф-пайп у мужчин и женщин. По прогнозам специалистов, на грядущей Олимпиаде в Солт-Лейк-Сити могут появиться новые дисциплины параллельный слалом и бордеркросс.

Стоит остановиться на истории одной из дисциплин сноуборда – ХалфПайп. Поиски истоков халфпайпа уводят нас в прошлое, в те времена, когда скейтеры и сноубордисты лишь мечтали о скольжении по волнам, доступном серферам. Океанская волна с ее мощью и совершенством формы была предтечей халфпайпа. Подвижность воды нашла отражение в форме гидротехнических сооружений. Трубы, дамбы, бассейны и каналы лишены острых граней, подверженных ее разрушительному действию . К 1975 году скейтеры перебрались с наклонных, на плоских улиц в текучие линии каналов и бассейнов, продолжая, тем не менее, поиски совершенных изгибов. Они нашли их в трубе. Так халфпайп стал самым популярным элементом скейт-парков середины семидесятых, подарив скейтерам движение по волне - благодаря максимальному упрощению формы осушенного бассейна. Когда в конце семидесятых скейтеры и серферы начали осваивать сноуборд, они занялись поисками рельефа, который дал бы им знакомые ощущения. Благодаря действию ветра, воды и гравитации плавные перегибы весьма распространены в природе. Заснеженные долины рек, выглядящие почти как замерзшие волны или дренажные каналы, не могли не привлечь внимания сноубордеров. В 1978 году калифорнийские горнолыжные курорты в районе озера Тахо не реализовали потенциал сноубординга, закрыв свои склоны для сноубордистов. Те, в свою очередь, тратили свободное время на поиски хороших мест для катания. ”Тогда не у каждого студента была машина - поэтому нам было нужно место для катания неподалеку” - вспоминает 29-летний житель Тахо Боб Кляйн. Друг Кляйна Марк Анолик, прогуливаясь в 1979 году в округе Тахо-Сити, набрел на великолепное местечко, принадлежащее Tahoe-Truckee Sanitation Company . Это была просто городская свалка. Ни кто не был уверен , что под снегом - излучина реки или обрывистая насыпь. Но здесь был въезд и пара пригорков- то, что искали пионеры сноуборда. Слухи о трубе быстро распространились и в ближайшие дни на новом месте начали кататься Марк, Боб Кляйн, Аллен Эмбристер и Терри Кидуэлл. Друзья назвали это место Тахо Сити Пайп. С начала 1980 года, благодаря работнику местной телефонной компании и страстному скейтеру Майку Чантри, о трубе узнал мир скейтеров. “Майк взял меня туда чуть ли не с завязанными глазами, так как Боб не хотел огласки” - вспоминает Том Симс. “Это обижало других ребят, ведь из огромного количества бордеров всего мира лишь единицы катались в Тахо Сити Пайп.” В течение следующих нескольких лет трубу начали посещать про-скейтеры Роб Роскопп, Стив Кабальеро, Скотт Фосс. Ленсмен из Thrasher magazine, а позже International Snowboard Magazine немного опоздал - не в трубу, конечно, но в компанию. По сегодняшним стандартам Тахо Сити Пайп не являлся в полной мере халфпайпом. “Труба сама по себе имела только одну кромку” - говорит Чантри - “Чтобы привести ее в порядок приходилось помахать лопатой.” Это не останавливало Терри и Аллена. “Уж если Кидуэлл и Эмбристер влезали в трубу - она принимала нужную форму. Они дольше строили, чем катались”- вспоминает Боб Кляйн. В то же время, идея постройки халфпайпа для сноуборда по размерам халфпайпа для скейта оказалась нереальной. Кроме того само оборудование для сноуборда в начале 80-х не способствовало прогрессу в этой области. “Мы были на досках с креплениями на резинках и максимум на что мы рассчитывали - скатиться с одной стены и въехать на другую “- объясняет Боб - “О прыжках не могло быть и речи.” Кейт Киммель приехал из Берлингтона, Вермонт в конце 1983 года. Том Симс дал ему телефон Майка Чантри. Майк показал Кейту трубу. “Она была всего в половине квартала ходьбы от моего дома и я проводил там все свое время ”- говорит Кейт - “ Я познакомился с Терри и Алленом и мы стали планировать наши совместные занятия.” Прошло немного времени и фото Кейта, штурмующего Тахо Сити Пайп, украсило обложку первого номера журнала Absolutely Radical.
Приблизительно в 1982 году Эдди Харгрейвс и его брат Кэри начали кататься на естественном квотерпайпе через дорогу от курортного местечка Шугар Баул, рядом с Калифорния'с Доннер Саммит. Джоэл Гомес, сегодня владеющий магазином Sessions Snowboard Shop и Майк Чантри , работавшие тогда инструкторами по сноуборду на Сода Спрингс, частенько туда заезжали. Дэмиан Сандерс и Шон Палмер тоже часто бывали здесь. Оба в то время катались за Avalanche Snowboards. “ Стартовая стена представляла собой длинный спуск” - поясняет Кейт Киммель -“ Если Тахо Сити Пайп ограничивал возможности разгона и нам приходилось надстраивать стену, чтобы получить прибавку в скорости, то на Доннер Халфпайп вы могли забраться так высоко, как вам хотелось.” Все эти пригорки , называемые райдерами трубами , были лишь немного измененными формами естественного рельефа. Так было до 1983 года , когда Том Симс организовал первый Мировой Чемпионат в Сода Спрингс, Калифорния, где был построен искусственный халфпайп. Это были первые соревнования по сноуборду в халфпайпе. ”Я привлек Чантри чтобы убедить руководство Сода Спрингс построить халфпайп”- говорит Том Симс. “Они построили трубу, но не все было так хорошо. Я был ужасно разочарован. Команда Burton Team объявила нашим соревнованиям бойкот, считая халфпайп дисциплиной, не нужной сноубордингу.”
Понятно, что эти первые соревнования были очень важны для Джейка Карпентера и Тома Симса. Это была битва между скейтерами Западного и сноусерферами Восточного Побережья. Райдеры Симса отдали три года тренировкам в пайпе, а райдеры Бертона были мастерами в скоростном спуске. Стоило им оказаться вместе, как между ними начинали проскакивать искры.
“Пайп был отвратительным.,” говорит Кейт Киммель, не имевший тогда возможности оплатить регистрационный сбор. “ Две примитивные снежные насыпи высотой не более четырех футов.” Райдеры, в течение трех лет занимавшиеся формированием стен своей трубы, безусловно знали, чего они хотят. Гораздо труднее было добиться понимания персонала курорта. Пайп в Сода Спрингс был построен высоко на горе, где склон был слишком крут и бордеры постоянно боролись со скоростью. Однако, пусть это и не был халфпайп всеобщей мечты - это была отправная точка. Идея постройки удобного пайпа с помощью техники занимала мысли уже не одного человека. В 1984 и 1985 годах Сода Спринг перенес трубу ниже по склону, где уклон был меньшим и райдеры начали прыгать. Благодаря успеху этого пайпа строительство трубы начинают в Слайд Маунтин, Невада, курорте на восточной стороне озера Тахо.
С 1986 года, когда Мировой Чемпионат перенесли в Брекенридж, Колорадо, дела пошли на лад. Дейв Элден с помощью своего отца Пола убедил руководство курорта Брекенридж помочь ему в постройке трубы. Служащие курорта даже не понимали, что они строят. “ Нам с Дейвом пришлось убеждать руководство курорта, что халфпайп не является скоростной дисциплиной “- вспоминает Фрэнк Ричардс, сегодня маркетинг-менеджер TransWorld SNOWboarding Magazine. “ Они считали, что это альпийский вид спорта и хотели, чтобы мы одевали шлемы.” Пайп, построенный в Брекенридже Дейвом Элденом был коротким и широким. Его длина была около 150 футов, ширина - 60 футов, стены имели высоту 4 фута и не были вертикальными - и он был намного удачнее пайпа в Сода Спрингс. Брекенридж, таким образом, выпустил вихрь увлечения пайпом в Колорадо. Там в эти годы были построены еще две трубы - одна в Берфауд Пасс, вторая в Вольф Крик для соревнований , организованных Майком Майнардом для Southwest Snowsurfers Association. Однако ни один курорт не строил постоянных халфпайпов - все они строились лишь для соревнований. Для Чемпионата 1987 года пайп был перенесен с 8-го склона Брекенриджа на 9-й, где оставался и в последующие 6 лет. Почти общепризнанно, что лучшим халфпайпом Брекенриджа за всю его сноубордическую историю был именно пайп 1987 года. Он имел около 200 футов длины, 40 футов ширины, почти вертикальные 6-футовые стенки с 4-футовыми площадками наверху, ” и дерево внизу справа, которое Роб Морроу протаранил во время своего выступления,” добавляет Тина Бэсич. Этот халфпайп оставили для желающих кататься и он стал первым постоянным пайпом на горнолыжных курортах. С 1988 года халфпайп превратился в магнит для масс-медиа. Журналы, телевидение - все хотели рассказать о том “ как эти дикие бордеры катаются в снежных халфпайпах.” В это время и на других курортах поняли, что для привлечения сноубордистов необходимо строить пайпы.
Весной 1988 года Джейк Бертон решил, что после 6 лет проведения Открытого Чемпионата США по сноубордингу в Стрэттоне в его программу, наконец, пора включить халфпайп, который немедленно превратился в важнейшую часть соревнований. Позже, летом 1988 года, решение о строительстве постоянных халфпайпов принимают также Сноу Саммит и Джун Маунтин в Калифорнии и Уотервиль Вэлли. Нью Хемпшир. Все три курорта отстраивают насыпи пайпов из грунта, расчитывая покрыть их плотным снегом в зимний период. Идея выглядит удачной. Сноу Саммит пользуется чертежами, предоставленными Томом Симсом. Эрик Уэбстер в компании местных райдеров и внука владельцев Маммот Маунтин Ронни МакКоя помогает на Джун Маунтин и Уотервиль Вэлли.

Однако, с приходом зимы казавшаяся такой удачной идея “ грунтового пайпа” показала свою невысокую функциональность. Снега было достаточно - 2-3 фута в течение всего сезона, однако его уплотнение и формирование представляли проблему для водителей ратраков, знавших, что под снегом грунтовая насыпь. Невольно они своими ножами срезали кое-где слой снега до земли. Днем грунт разогревался на солнце и снег в этих местах подтаивал, а ночью замерзал, образуя на стенах ледяные потеки. Свои проблемы были в Джун Маунтин. Материалом для стен пайпа здесь послужили сложенные стопами тюки сена. Неожиданно, прямо во время проведения соревнований Оп Про 1989 , сено самовоспламенилось и начало тлеть под снегом. Дым выбивался через черные проталины. Фотограф Бад Фосетт провалился по колено, снимая соревнования. Соревнования прошли не смотря ни на что. В Колорадо Брекенридж продолжал строительство старым способом - сгребая ратраками длинный снежный вал и пробивая в нем затем трубу от середины к краям, с последующей формовкой стен лопатами. В 1989 году журнал TransWorld SNOWboarding назвал этот халфпайп “лучшим пайпом года”. Он имел 300 футов длины, 40 ширины и две большие площадки наверху. В Стрэттоне снежный мастер по пайпам Лил Блейздэл изготовил специальный совок для ратрака и курорт стал заметен в мире сноуборда. Но о проведении соревнований задумались и на других курортах, иногда крошечных, как Тироль Бэсин недалеко от Медисона, Висконсин. В 1991 году в Русуцу Рисорт, в Японии прошли соревнования в ранге Кубка Мира - Victoria Japan Snowboard. В 1990 году, имея в своем распоряжении почти ровное поле с двумя подъемниками, Дон МакКей, главный менеджер Тироль Бэсин, решает построить лучший в мире халфпайп. Вместе с горным инженером Дейвом Роджерсом они строят 400-футовый пайп, полностью соответствующий стандартам Мирового Кубка. Райдеры Дейл Реберг, Нэйт Коул, Джейк Блаттнер и Джо Кертис расхваливали его всем, но им мало кто верил. Мир открыл это секретное местечко только в июне 1993-го, когда там прошли первые соревнования. Пайп в Русуцу идеально соответствовал требованиям Кубка. “Снег там был грязноват,”говорит Джими Скотт. “Но это был один из лучших халфпайпов, на которых мне приходилось кататься.” Строители Русуцу использовали геодезические инструменты и специальные ковши для ратраков, чтобы построить пайп в точном соответствии с размерами, опубликованными в Правилах Международной Федерации Сноубординга. Им пришлось подвозить снег с прилежащих склонов, но пайп получился на славу, правда был немножко коричневат. Так Русуцу и Тироль Бэсин показали, что если курорт поддерживает строительство пайпа, отличная труба может появиться везде, где есть хоть немного снега. В 1991 году началась эпоха механизации строительства пайпов. Сельский механик из Колорадо Дуг Уоуг представил свой Pipe Dragon. Машина имела специально разработанный наклонный изогнутый скребок. Буксируемая ратраком, она формировала абсолютно гладкие стенки пайпа. “Дракон” был принят на вооружение в Вейле, Элдоре, Сноумассе, Уоттермилке и Коппер Маунтин, позволив небольшим курортам справиться со строительством халфпайпов. Однако у него был недостаток - ограниченность регулировок не позволяла увеличивать радиус кривизны стенок, который был маловат для выполнения эффективных прыжков. “Это было похоже на катание на мелкой стороне бассейна,” говорит экс-чемпион мира по пайпу Джефф Браши. После 1991 года интерес к пайпу начал падать. Были тому причиной отвратительно сконструированные пайпы Professional Snowboard Tour of America, или часто необъективное судейство, но многие бордеры забросили пайп и занялись трюками на столах для пикника, ящиках и скольжениями по перилам. Это было начало нашествия the New School. Джими Скотт, победитель Кубка Мира ISF 1993 года по халфпайпу, уверен, что это произошло по вине курортов, плохо следивших за состоянием пайпов, а не из-за отсутствия у бордеров желания кататься в трубе. “Я знаю, что имей мы качественные, прочные пайпы, нашлось бы очень много желающих покататься,” говорит Джими. “Все, с кем я катаюсь, говорят, что пайпы хреновые,” говорит Джефф Браши. “Но я не думаю, что с пайпом покончено. Это не скейт. Там вы встаете на доску и разучиваете новую сотню уличных трюков. Но когда вы не в трубе со своим сноубордом - все, что вы можете делать, это больше крутиться.” Джефф и Джими полагают, что если развивается вертикальный сноубординг, то и площадки для этого вида спорта должны развиваться вместе с ним. Безусловно, лучшие райдеры мира могут ездить в любой трубе, но в хорошем пайпе ваши возможности ограничивает лишь небо. Большинство сноубордистов говорят, что с большой охотой катались бы на хороших пайпах, если бы курорты их строили. Халфпайпу уже 10 лет и, как сказал Джефф Браши, он не хочет уходить. Но для этого необходимо, чтобы курорты поверили в работоспособность пайпов. Курорты делают деньги и если они поймут, что хороший халфпайп будет приносить доход - они его построят.

В России история сноуборда начинается с тех же времён, и если бы не некоторые казусы, то наша страна могла бы быть лучшей в мире по производству досок. Рассказ ведётся от лица Алексея Остатнигроша.
В 1976 году, еще 12-ти летним шкетом, я катался на санках. Вдруг увидел нечто необычное. Этим необычным был 40-летний мужчина, который ехал вниз на широкой лыже из пластмассы и держался при этом за привязанную к носку лыжи веревку. Выглядел он как наездник на скакуне, да и только. Поворачивать он не мог, но гордо тормозил в конце горки, отклоняясь назад и ставя лыжу на незагнутый хвост. Я, конечно, полез знакомиться и узнал, что зовут его дядя Боря, полное имя Борис Иванович Ковалев. Но так его никто не называл, а просто дядя Боря или позднее Бор. Этот человек собирал вокруг себя дворовых ребятишек и делал для них эти лыжи, а так же лыжи с сиденьем (DGECK) и ездил кататься с ними в Крылатское или на Ленинские горы. Условием получения вожделенного снаряда было умение на нем кататься: научился кататься – получи аппарат бесплатно. Как выяснилось, он нашел идеи этих снарядов на страницах спортивных американских каталогов с выставки "Спорт и отдых в США" в Москве. Дядя Боря многое изменил и добавил. Путем бесплатных занятий с детворой он развивал этот новый вид спорта. Его то и можно считать родоначальником кособокого спорта в России. Я сам получил DGECK в 1978 году, а снёрфер (сноусёрфер) в 1980 году. Мой друг Лёха Мельников получил DGECK на год раньше, а снёрфер на год позже. Мы с удовольствием катались со всей кодлой лет эдак пять. Но потом стало чего-то не хватать, а именно возможности прыгать, поскольку ноги просто стояли на резиновом коврике. Тогда я придумал привязать к хвосту лыжи резинку от эспандера. Подъезжаешь к трамплину и летишь. И что вы думаете, получилось – полетел. Мы с Лёхой прыгали на снёрферах по 10 метров, и это был фантастический рекорд. Именно это и было стартом. К 1985 году, сменив много разных вариантов, я пришел к выводу, что надо крепить две ноги и отказываться от веревки. И тогда появился первый сноуборд, а два месяца спустя – первый сноуборд с вращающимися вокруг своей оси креплениями для левши и правши, а так же для изменения угла постановки ног на доске. В мире это появилось гораздо позже, а сейчас любые крепления изготавливаются именно так. Так что этот немаловажный узел сноубордического снаряжения можно считать российским изобретением. А потом были журналы с фотками заграничных бордов и попытки усовершенствовать имеющиеся. У досок появилась талия, канты, крепления стали лучше. Мы с Мельниковым лили их для себя и друзей из резины. И, наконец, в 1988 году после олимпиады в Калгари Маслаченко (известный спортивный комментатор и большой фанат горных лыж) привез фирменный борд. Это был BARFOOT 144, он предназначался для Глеба Секретте. Его мама из Канады прислала доску как подарок. Посмотрев борд и поняв, как мы отстали, я и Лёха бросились искать кого-то, кто знает, как делаются лыжи, потому что фирменный борд был сделан почти по этой технологии. Далее я бы сказал, что нам очень повезло с людьми, которые абсолютно бескорыстно помогали нам, чем могли, за что им огромное СПАСИБО!
Другой Валера (Валера Новиков, известный в те времена как скейтер, горнолыжник, слаломист и опытный столяр по основному занятию) сделал из дерева матрицу по обводам фирменного борда и первый деревянный клин (основу доски). А ровно через месяц 1 апреля 1988 года в деревне Муханки первый отечественный сноуборд с деревянной сердцевиной, стеклопластиком, скользяком и кантами коснулся остатков весеннего снега, и странно – он поехал и даже гнулся. В этих испытаниях участвовали Алексей Остатнигрош и Глеб Секретте, который дико радовался, что из этой сумасшедшей затеи что-то получилось. Мельников первую доску почти не делал, а смотрел на мои потуги с хихиканьем постороннего наблюдателя. Но поняв, что это не бред торжественно помог приклеить скользячку. И с этого момента все доски – это наше с ним общее произведение. Именно 1 апреля 1988 года можно считать днем рождения GROMEL (ОстатниГРОш и МЕЛьников). В начале мы назывались А2 – два Алексея. Но это было недолго. Первый год доски делались в моей квартире, и доложу я вам, что технология производства была неповторима в своем варварстве. Евсеева в холодный пот бросало при виде деревянного болвана, струбцин, ржавых напильников и большого количества Hi-Tech материалов, погрязших в стеклопластиковой пыли, летающей по квартире вперемежку с собачьей шерстью моего любимого колли Скейлика. Такие материалы, как кевлар, карбон, титан и т.д. обменять, по-тихому, на огненную воду было проще, чем оформлять через бухгалтерию, кто-нибудь мог не разрешить покупку, "это же подрыв обороноспособности страны". Оборудования даже для лыжного производства было мало, а то немногое, что годилось для SNBRD-производства, приобрести было просто невозможно. Поэтому выкручивались, как могли посредством выдумки, своих рук и такой-то матери. Так после двух лет скитаний по квартирам отцов прародителей производство, неуклонно совершенствуясь, перестало в них (квартиры) влезать. Да и санитарная обстановка оставляла желать лучшего. В комнате, где я спал, стоял болван (матрица), сохли доски, лежал инструмент. Пару раз я ложился спать на диван, забыв стряхнуть с него стеклопластиковую пыль. Поутру незабываемое чувство, скажу я вам. Ангельское терпение наших родителей наконец истощилось, нужно было переезжать. И тогда мы переехали в мастерские школы номер 875, где работал Бор, и замаскировались под "индивидуальных трудовых деятелей". Именно так официально это и называлось. Это была эпоха кооперативного движения, этакий НЭП номер два. К тому моменту мы выпускали единственную модель 152 см. с фанерной сердцевиной и иногда делали модель 175 см с вертикальным набором деревянных реек. Они ездили ничего себе, народ хвалил. Покупали Питер, Москва, Кавказ, Красноярск, Эстония и даже Югославы иногда. Все было хорошо - доски неплохие, даже сезон на Кавказе отхаживали без поломок, только дизайн был нулевой. И тогда в нашей жизни появился одаренный от бога художник, редкой души человек в смысле разгильдяйства (ценнейшее качество сноубордиста), профессиональный лентяй и красавец мужчина Савичев Алексей Владимирович двадцати трех лет (далее проходит по делу как Дизайнер), который, по его словам "начал красить нашу помойку". Говоря серьезно, он очень хорошо уловил сноубордический стиль дизайна досок. Часто придумывал новый дизайн и нестандартные приемы его нанесения (пиво особенно способствовало творческому процессу). Бизнес пошел значительно веселее. К нам потянулись пижоны, их жены, новые русские и даже действительно богатые люди. Пришлось расширяться, и тогда встал вопрос об оборудовании. Решено было сделать настоящий SNBRD-пресс. Валера Евсеев нарисовал нам принципиальную схему финского пресса MAKRON, сказал, что нас любит и обязательно принесет нам в психушку передачу. Работа кипела около месяца и, в конце концов, "строителям" открылось зрелище неописуемое. Два ручных пресса для сдавливания бумажных отходов производства 1940 года были соединены вместе засунутой внутрь формой для сноуборда, состоящей из найденных на свалке швеллеров, каленого высококачественного алюминия, феноловых прокладок для полиграфической печатной машины, а функцию электроподогрева выполняли специальные элементы, снятые с Миг-27. В общем – "натуральный SNBRD-пресс – дитя конверсии". Несмотря на опасения, первая доска получилась на удивление хорошая, и главное процесс изготовления сократился в несколько раз. Революция свершилась: GROMEL стал настоящей SNBRD-фабрикой. Кончились времена квартирно-гаражных экспериментов. Далее появились новые люди: Мишка Студенков (бессменный супервайзер), рабочие – Князев и Волчков (Кирпич), ныне звезда российского сноубординга. Мишка сам работал и руководил ими мастерски, да и ребята были смышленые – работу знали. Дела зимой шли ничего себе (т.е. деньги были), да и летом тоже "ничего" (т.е. вообще ничего не зарабатывали). Но в целом фирма жила, производила товар на радость покупателям и нам самим. Вопрос с креплениями мы решили, найдя ученых, которые разработали специальную марку полиуретана и отлили их в лаборатории одного НИИ. Жесткие крепления мы заказали за "живые деньги" в институте им. Курчатова. Их точили на станках, на которых обычно делали детали для "………" (аж подумать страшно). Потом мы решили стать спонсорами и дали денег на открытое первенство Москвы по сноуборду (слалом на Лен. горах). Соревнования прошли ничего себе. Мацукевич из Питера (чемпион России по скейт-слалому) занял первое место. Я занял второе. Мельников занял третье место. Дизайнер занял место в карете скорой помощи (он упал на трассе и вывихнул плечо). Далее мы совсем обнаглели и замахнулись на самое святое – улицу Горького. Можете не верить, но это действительно было. Между станциями метро Маяковская и Белорусская в спортивном магазине появилась витрина GROMEL или сокращенно "GM snowboards", отлично оформленная Дизайнером и великолепно освещенная системой, любезно предоставленной начинающим коммерсантам музеем В.И. Ленина. Она была единственной витриной русской фирмы на улице Горького на протяжении двух лет и вообще одним из немногих лучей света в темном царстве ночной Москвы начала девяностых годов. В 1993 году атмосфера в стране потребовала наличия "крыши", а мы ее не могли оплатить. Дело было продано более богатой и гораздо более защищенной фирме за солидную, по тем временам, сумму в валюте. Эта фирма умела делать деньги, но не умела их зарабатывать и живое дело превратилось в груду железа, стоящую в углу. Мой друг Леха Мельников уехал с женой первым в Австралию летом 1993 года. Там он проработал год на сноубордической фирме "Planet Snowboards", потом ушел в компьютеры за деньгами. Я пытался воссоздать дело на новом уровне. Мы с Михой Студенковым сделали вторую фирму в подвале собственного дома. Назвали ее GROSTU. Имеющийся опыт, изменения в технологии, Мишкины руки и трудолюбие, привезенные из Австрии лучшие в мире материалы и комплектующие позволили создать действительно качественный товар. Но далее мелких серий дело не пошло. В 1994 году я эмигрировал с родителями в США, пытался работать в мире сноуборда, но тоже, в конце концов, стал WEB-deweloperom. Но до сих пор мы (сначала я четыре года, а сейчас мой друг Вадик) пугаем местное население уже старым, но еще здравствующим ассиметриком фирмы GROSTU, который классно режет повороты пятый год и не ломается даже под 90-килограмовыми мужиками на "черном склоне". Когда местные узнают, что этот монстр сделан в России, то у них глаза быстро выпадают на пол. Они надуваются как индюки, но делать нечего – глотают, при этом становясь заметно холоднее и вежливее. Кстати, Мельников делает то же самое в Австралии. В середине 90-х годов образовалась российская ассоциация сноуборда,которая стала проводить любительские и профессиональные соревнования по таким видам катания как халф пайп, биг эйр и слалом. В 1996 году открылся первый в России летний Сноуборд-лагерь на Эльбрусе. С тех пор проводится каждый год! 27 сентября 1997 г. в центре Москвы, на манежной площади, состоялось грандиозное сноубордическое шоу "BALLANTINE'S URBAN HIGH" на которое съехалась вся элита мирового сноуборда а также лучшие российские сноубордеры. Третий год (1998-00 гг.) В Москве проводится фестиваль экстримальной музыки и спорта "Чистая энергия Nescafe". В 1998 году он проходил на поклонной горе, а в след году в Крылатском. В январе 1998 г. на Домбае прошел зимний сноубордический лагерь, на который съехались лучшие российские бордеры и прочий народ. Все весело отпраздновали 20-ти летие фирмы "Burton" и порешили собираться каждый год. В 1999 году зимний сноуборд лагерь в Домбае, прошел несмотря на переживаемый страной кризис и плохую погоду, только поменял название на "Не олимпийские игры" (в честь известного магазина)... В марте 1998 года прошел фестиваль "EXTREME FEST'98" организованный Федерацией экстримальных видов спорта. И в завершение чемпионат по сноуборду в Кировске, организованный Федерацией сноуборда и Фирмой O'Neill.

В Новосибирске же Сноуборд – это один из трёх X-спортов который хоть как-то развивается…
Сама история начинается с 95 года, когда Семён Оглоблин привёз из москвы советскую доску, она очень понравилясь его приятелям и оно начали пользовать её по-назначению. Но так как одной доски было мало, то они начали делать из фанеры приспособления напоминнающие сноуборды, и так как первооткрывателям было не очень интересно кататься по Новосибирским 300-метровым склонам, то больше всего времени они проводили за катанием по-снегу прицепившись за машину (максимальная скорость 82 км/ч). Последующие два года были проведены в поездкакх по-другим городам в мини снб-парки. И было решено вместе с Таштагольскими бордерами построить в Шерегеше приличный парк, что и было сделано в 97 году. Там провели первый фестиваль сноуборда Сибири. В конце 97 года была зарегестрировани организация “Новосибирский СНБ-Клуб”. Летом 99 года был найден очень хороший спонсор, который помог построить уже в Новосибирске (в Ключах) Сноуборд парк, там был проведён этап кубка России и несколько открытых чемпионатов области. В конце того же сезона злобные начальники “Ключей” выгнали Снб-Клуб с их горки и летом 2000 года началось строительство парка на Горской. В это же время учрежденя федерация сноуборда Сибири. В этом сезоне прошло открытое первенство Новосибирской области и Этап кубка России с призовым фондом в 5000 долларов, котарый собрал райдеров со всей России от Камчатки до Москвы.

Зачем все это надо...

Для тех, кто путешествует или планирует путешествовать мы открыли клуб любителей необычного отдыха и развлечений. Вы путешествуете? Вы знаете какое-нибудь интересное развлечение? Поделитесь своими впечатлениями в нашем клубе.
Посетив наш клуб любителей необычного отдыха и развлечений Вы сможете раздвинуть горизонты Вашего досуга.

Вход для пользователей

Кто на сайте

Сейчас на сайте 0 пользователя и 0 гостя.